КАТЯГИНА ЛИДИЯ ВАСИЛЬЕВНА


КАТЯГИНА ЛИДИЯ ВАСИЛЬЕВНА
Родилась в 1937 году в селе Горяйново Рыбновского района.

Меня зовут Катягина Лидия Васильевна. Родилась я в селе Горяйново Рыбновского района Рязанской области 20 января 1937 года в рабочей семье. Папа, Чернышов Василий Афанасьевич, 1911 или 1909 года рождения, точно я не могу сказать, с 16 лет пас табун лошадей и работал на мельнице, которая стояла на реке Воже у нас в Горяйново. Мама, Чернышова Екатерина Ильинична, 1911 года рождения, работала в колхозе «Знамя коммунизма». Я была единственным ребёнком в семье. До меня у родителей была двойня, но дети умерли сразу после рождения. Зимой 1942 года родился брат. Когда ему исполнился месяц, мы заболели корью, я выжила, а он умер. В это время умерла мать председателя колхоза, и из-за того, что была зима, да и копать могилы было некому, их похоронили вместе.
В Горяйнове была прекрасная семилетняя школа, в которой работали заслуженные учителя, по-моему, лауреаты Сталинской премии – супруги Клавдий Петрович и Антонина Никитична Дмитриевские. Они жили у школы. Клавдий Петрович прекрасно преподавал литературу, а Антонина Никитична вела уроки математики. Кроме того, Антонина Никитична пела романсы и необыкновенно играла на гитаре, а Клавдий Петрович на скрипке. Выдающиеся были учителя. Учеников начальных классов, и меня в том числе, обучала Новоселова Екатерина Васильевна. В школе были различные кружки, организовывали художественную самодеятельность. Директор школы, Кузьмин Иван Иванович, вел кружок «Военное дело». В нашу школу ходили дети из окрестных деревень: Тюшево, Валищево, Ногино, Мантурово, Ларино, Зеленино, Баграмово.
В нашей деревне был сельский совет, клуб, церковь Введение Пресвятой Богородицы. В 1947-ом году храм еще был. Антонина Никитична звала детей помочь убраться в церкви, и мы, дети, ходили. Когда церковь стали разорять, мужчина, который полез снимать крест, упал и разбился насмерть, и другие, кто разоряли храм, жили не долго.
О том, что началась война, мы узнали от милиционеров, которые приехали к нам в деревню на лошадях, помню, были с кнутами. Они собрали народ, объявили о начале войны и дали в деревню два радиорепродуктора, которые выглядели, как старые круглые тарелки. Потом милиционеры сказали, что будут забирать на фронт мужчин. Председатель сельского совета Бугорков Василий Николаевич сообщал нам о положении дел на фонте.
Помню, как папу забрали на фронт. Было раннее утро, заря поднималась, дымка какая-то была. Всех мужчин собрали, они пошли в Рыбное пешком, а вещи и нас, детей, везли на телеге. Пришли в Рыбное, на перроне было очень много провожающих женщин с детьми. Не зря пела Зыкина: «На продымленных перронах и с грудными на руках, шли и матери, и жены в русских вязаных платках».
Папа на фронте был связистом, он воевал под Москвой, а последнее письмо пришло из-под Ржева. В 1942 году нам прислали похоронку. Из нашей деревни почти все погибли.
Война нас всех сплотила, мы жили одной семьей. У нас была яловая корова, и она перестала давать молоко, поэтому нам несли молоко соседи. Мы объединились и всё делали сообща. Хлеб пекли по очереди сразу на несколько семей: сегодня мама испечет, всем разнесем, в следующий раз другая женщина и также разнесет по домам. Ещё все сажали табак, и мы, дети, обрывали цвет, чтобы он крепче был. Высушенный табак секли сечкой, девочки шили кисеты и в них набивали табак, завязывали и подписывали химическим карандашом: «Моему папе на фронт». Потом приезжали к дому на подводе с ящиками, в которые мы клали эти мешочки, и забирали их.
Детей кормили тоже по очереди. Ели мы овощи, любили свеклу, морковь, много щавеля, ягоды, орехи пили обрат молока. Дома мама суп варила, щи, картошку. К весне мы ходили собирали на полях мерзлый картофель. С нами рядом Мысины жили, у них дети были, сын Валя и дочь Аля, моя подружка. Бывало, их бабушка Нюша кричит: «Ребята, вы давайте из речки вылезайте, есть идите». Она большую жаровню картошки зальет молоком, добавит яйца и поставит в печку. Ой, какая вкусная картошка была! А моя мама щей наварит большую пятилитровую кастрюлю, забелит сметанкой и всех ребят зовет: «Валя, Аля, Чернышихи, идите». Нас собиралось 6- 7 человек. Так дети были накормлены, пока родители работали.
В конце дня все наши соседи, кто жили внизу деревни, собирались у тети Кати Селивановой на крыльце, потому что приходил Павел Данилович Чернышов, который работал на железной дороге. Он приносил маленькую газету «Гудок» и читал нам сведения с фронта.
Мама и моя крестная готовили обед для бригады Дарьи Гармаш, когда они пахали на горяйновских полях. Мы потом с Дарьей Матвеевной вспоминали мою маму. Дарья Матвеевна была прекрасным руководителем, любила порядок во всём, она была верна своему слову.
Недалеко от моей деревни был лес "журавин", где росли яблони, был очень хороший пруд, который называли «святой» и стояла колхозная пасека, потом на трудодни с неё развозили семьям мед по поллитровой баночке. У нас и липовая аллея была. А весной, как только сойдет снег, мы собирали весенние голубенькие цветочки – подснежники.
В нашей деревне все очень красиво пели. Когда Павел Данилович запевал, у него был голос, как у Шаляпина. Мы стояли у крыльца, а на ступеньках сидели наши мамы и бабушки, пели, как Воронежский хор. Песни были старинные, а они такие сюжетные, красивые: «Из-за острова на стрежень», «Кудрявая рябина», «Ямщик», «Славное море - священный Байкал». В клубе показывали фильмы, помню, смотрели «Чапаев». Очень любили фильм «Свинарка и пастух».
Ой, раньше все соберутся, молодежь соберется, а Володя Скопинов из Мантурова и Витя Шарашкин идут по улице, на баяне играют и песни поют. Тогда весело было, несмотря на то, что надеть было нечего и война шла. А люди были очень скромные, добрые и отзывчивые. В то время много не пили и особенно не курили. Девушки знали себе цену, были скромными, знали, что такое стыд. Ребята в армии служили по 6 лет, и никакой дедовщины не было. Сейчас жизнь совсем другая, и я очень переживаю за правнуков. Надеюсь, что со временем все изменится в лучшую сторону.
Во время войны был девиз: «Все для фронта! Все для Победы!». Мы сдавали государству налоги: молоко, яйца, масло сливочное. Детям доставался обрат молока, нельзя было маслица поесть. Только когда собьет мама маслице, немножечко хлебушек помажет, но мы были не голодные, спасала всех корова.
Обстановка была напряженная, было страшно, потому что когда приезжал Бугорков Василий Николаевич, председатель сельского совета, он говорил: «Ребята, вы смотрите, появились дезертиры, в лес не ходите. Если увидите незнакомых людей, сразу сообщите старшим». Окна закрывали одеялами, чтобы не было видно свет. Электричества не было, пользовались «моргасиками» - это как лампадка, только большая. Или находили гильзу, в нее вставляли фитиль и наливали керосин. Моргасик разрешали зажигать только до восьми часов вечера.
О том, что закончилась война, мы узнали от дяди Паши, он на лошади собирал молоко. Все очень обрадовались, пели песни, играла гармонь. Радости не было предела.
Дом наш разваливался, жить было тяжело, и, когда я окончила 4 класса, мы с мамой уехали к бабушке в Дягилево. Нам колхоз выделил вместо старого дома новый сарай недалеко от бабушки, и мы построили дом из этого сарая. Мама работала в столовой в военном городке, замуж она больше не вышла.
После 7-го класса я окончила курсы машинисток, которые были в Рязани в Доме офицеров, и стала работать на железной дороге секретарем-машинисткой. Затем я устроилась в Сельхозтехнику на базу №2, которая находилась на Ворошиловке в г. Рязань. Через некоторое время я перешла в Конструкторское бюро ЦОКТБ на Южный, где работала старшим инженером по комплектации. Здесь меня назначали на два срока председателем профкома. Перед пенсией я несколько лет работала в Соколовке в Управлении механизации агропромстроя №2 (УМ-2), инженером по комплектации. Мой стаж работы 42 года, я Ветеран труда, Ударник коммунистического труда. Была помощником депутата горсовета г. Рязани.
В 1960 году я вышла замуж за Брагина Николая Николаевича. Брак продлился недолго, в 1965 году мы расстались. Я вышла второй раз замуж в 1968 году за Катягина Николая Федоровича. Он был прекрасным мужем, работал главным механиком СРСУ-1 нефтезавода. Но, к сожалению, он очень рано ушел из жизни.
От первого брака у меня замечательная дочь Лариса, она учитель. Очень горжусь внучкой Аней, она окончила Радиоакадемию с двумя красными дипломами и сейчас работает в Москве в Министерстве сельского хозяйства.
Мне хочется, чтобы подрастающее поколение знало историю своей страны, чтобы молодёжь брала пример с нашего поколения - с тех, кто отстоял свободу и независимость своей Родины в годы Великой Отечественной войны, а затем восстанавливал страну из руин, чтобы, как и мы, были дружными и трудолюбивыми.

Ольга Журавлева
(Записано со слов Катягиной Л.В.)
Фото: архив Катягиной Л.В.


Карта сайта
Продолжая использовать данный сайт, Вы даете согласие на обработку своих персональных данных.