ЖАРОВА (ФОЛОМКИНА) ВАЛЕНТИНА ИВАНОВНА

ЖАРОВА (ФОЛОМКИНА) ВАЛЕНТИНА ИВАНОВНА
Родилась 17 февраля 1930 года в деревне Ногино Рыбновского района Рязанской области

Отец был глухонемой, но, несмотря на это, умел делать все: подковывал лошадей, сани делал. Мать была из многодетной семьи.
В семье было семь детей: Валя и ее младшие братья и сестры. Как самой старшей, ей приходилось труднее всего. С раннего детства Валентина помогала матери по хозяйству. Скотины было много, да и за сестрами приглядывала. Ещё до школы она научилась доить корову. В школу пошла в семь лет, до сих пор помнит, как звали первую учительницу - Анна Ивановна.

Когда началась война, ей было 11 лет. Помнит, как вечером, встречая скотину с пастьбы на окраине села, все говорили об одном: о войне.
Когда семьи подруг Валентины стали провожать на фронт отцов и братьев, мамы очень плакали. Подруги очень завидовали Валентине, потому что её отца на фронт не взяли. А завидовать -то было не чему: отец был очень суровым, жадным, часто дети бывали побитыми и голодными. Даже хлеба вдоволь не ели. До сих пор помнит, как отец, отрезав кусок хлеба, делал заметку (кресты), чтобы дети лишнего не съели. Мать жалела их, брала грех на душу, отрезала и делала сама заметку.

Есть хотелось постоянно. Мясо видели редко. Иногда отец приносил из колхоза кусок конины или говядины. Мать варила его с картошкой в чугуне в печке. Когда мать ставила на стол в обед чашу, все дети норовили выловить кусок мяса. Отец за всеми строго следил и бил по лбу ложкой : мясо можно было есть только после того, как он постучит по краю чашки. Выручала корова: пили молоко. Было очень голодно, когда корова не доилась.
В пятом классе Валентина проучилась недолго, бросила школу, потому что училась в Горяйново, а надеть было нечего. Надо было помогать матери по дому, а когда началась война и в колхозах было некому работать, она работала там.

С 1942 года она стала работать наравне со взрослыми женщинами. Мужчин почти не было. Хорошо помнит бригадира, дядю Сережу. Он давал наряд, все слушались, не было такого, чтобы кто- то не подчинился или не выполнил «наряда». Как сейчас помнит его слова: «Бери Валя лошадь, тебе возить воду». И все… А ведь прежде чем возить надо было еще ее запрячь, в 12 лет она это уже свободно делала, трудно было только хомут на голову лошади одеть, приходилось несколько раз подпрыгивать. Хорошо, если лошадь спокойная, а то голову вверх поднимет и ничего не получается, а рядом нет никого. Наплачешься, пока запряжешь. Валентина ездила к речке с ведром, чтобы налить в бочку воду. Все руки занемеют, ведь силенок нет, а ее уже ждут в поле, нужно сажать капусту. Кто-то из ребят лунки делал, кто-то раскладывал, а сажали женщины. Сеяли вручную, детям не доверяли. Это даже не каждому взрослому было под силу.

Приходилось скирдовать солому. Собирали всех: и старых, и малых. Валентина хорошо помнит, как молотили. Однажды отец дал ей серп, показал, как разрезать сноп. Она быстро освоила эту работу, поэтому ей это часто поручали. Также была машина для провеивания зерна. Чтобы эта машина работала, надо было крутить ручки, которые располагались высоко по бокам. Валентина не доставала, приходилось что-нибудь подставлять или подпрыгивать.
Сдавали «заготовку» и возили в Рыбное целый обоз: зерно, овощи. Ездили на нескольких лошадях, очень радовались в тот момент. Даже плакаты были написаны: «Все для фронта».
Прежде всего Валентина и её друзья были детьми, в короткие минуты отдыха они играли в лапту, «чижика» и даже делали кукол. Валентина Ивановна любила делать их для своей сестры Шуры. Она ее всегда просила: «Ну, Валя, ну сделай». И она делала, часто, сидя на печке, где тепло и уютно.

Самое страшное, что запомнилось Валентине из тех далеких военных лет, - гул военных самолетов, взрывы и обгоревшие трупы летчиков, которых хоронили на Ногинском кладбище. И, хотя уже прошло более 60 лет, она до сих пор помнит эти ужасные события.
С аэродрома, который был расположен между Ногино и Житовым, взлетали самолеты и разбивались. Гул стоял страшный. Взрывы бомбы, которые, как часто говорили, взрывали диверсанты.
Один случай из своей жизни Валентина Ивановна не забудет никогда. Однажды вечером самолет, не набрав высоты, упал на земле за домом и сразу загорелся. Все услышали крики: «Товарищи помогите! За Родину умираем!». Хотелось броситься на помощь. Валентина помнит мамины слова: «Что же вы стоите, помогите!» На что военный ей ответил: «Тебе, мамаша, прямо на передовую надо. А если рванет. Столько людей погибнет». Так самолет и остался догорать. После этого Валентина несколько дней подряд даже ночью не ночевала дома, ходила с подругами к этому месту. Мать очень ругала.

Валентина Ивановна умерла 17 апреля 2015 года.

(Материал из архива Музей обороны и тыла)


Карта сайта
Продолжая использовать данный сайт, Вы даете согласие на обработку своих персональных данных.